Когда Габриэль сенсей приехал в Алматы, и сказал, что возьмет к себе тренировать двух лучших учеников, я сделал все, что было в моих силах. В Страсбурге у сенсея огромный комплекс айкидо, их называют «додзё». Мне повезло: я выиграл конкурс и должен был поехать во Францию с еще одним парнем, но он сделал выбор в пользу учебы. Я оставил учебу, собрал все деньги и купил билет до Страсбурга. Габриэль сенсей строго посмотрел на нас и сказал, чтобы мы приехали 13 января. А если он сказал 13го, то, значит, именно в этот день и ни в какой другой.

Мы с тренером приехали в Страсбург, в это время в додзё шла тренировка. К нам никто не подошел, и мы под дождем прождали до конца тренировки. Позже подходит к нам ученик Габриэль сенсея и говорит, чтобы мы сумки оставили, надели перчатки и мыли туалеты.

- Я же только приехал! Можно я хоть помоюсь?

- Ты сюда приехал для чего? Ты хочешь здесь остаться или хочешь показать, кто ты и что из себя представляешь? Нам не нужно, чтобы ты указывал, нам нужно, чтобы ты делал то, что я тебе скажу, - говорит.

Я посмотрел на тренера и пошел мыть туалеты. Мне это не понравилось. Я приехал, чтобы учиться айкидо, а не мыть туалеты. Вечером ученик Габриэль сенсея сказал, что тренировка в 9 утра, а в 8 мы должны быть одеты и сидеть в зале.

В додзё со мной жили еще четверо учеников - поляк, немец, американец и японец. Кто-то приехал на 2 недели, кто-то – на два месяца. И когда узнали, что я приехал и собрался остаться на полтора года, они сказали: «Ты что, дурак?»  Тогда я не понял, что они имели ввиду.

Итак, мы поставили будильник на 7, но в 5 утра раздается громкий звук и загорается красная лампа на стене. Мы не обращаем внимания и спим дальше. Забегает ученик сенсея: «Вы почему до сих пор спите? Каждое утро в 5 часов у вас будет медитация дзадзен. И ты должен разложить в зале подушечки, зажечь свечки и поставить три благовонии к этому времени!» Все это поручили делать мне. Мне показали, как и что, я каждое утро выполнял все как надо. И через два месяца я понял, что попал в ад. Мы спали всего пять часов в сутки, каждый день у нас было по пять тренировок, и помимо этого Габриэль сенсей заставлял работать нас на улице.

Все парни, которые жили со мной, через 2-3 недели уехали и я остался один. Соответственно, все поручения теперь относились только ко мне. В один день Габриэль сенсей подходит ко мне и говорит: «Ты должен в течение месяца это дерево распилить на дрова». Я – алматинец, который вырос в квартире, я даже не знал, с какой стороны подойти к пиле и как ее держать. Посмотрел на дерево и подумал, что надо его сначала повалить, а потом уже распиливать. Дерево росло рядом с додзё. Я начал пилить его у основания, и тут выбегает сенсей и начинает на меня ругаться, мол, ты хочешь, чтобы дерево на дом упало? После этого объясняет мне, что нужно лезть на самую макушку дерева и спиливать по полметра. И так до самого основания.

Мне было тяжело и физически, и психологически. Думал, что приеду во Францию, буду тусить и заниматься айкидо, но на деле оказалось все совсем по-другому. В трудные минуты мой алматинский тренер поддерживал и говорил, что нужно все вынести и остаться до конца. Я был первый казах, который поехал учиться у самого мастера. Если бы я сломался и ушел, то Габриэль сенсей закрыл бы глаза на Казахстан как на возможность развития айкидо.

Каждое утро я вставал в 5 утра, после этого медитация 1 час, затем я сам себе готовил завтрак и 2 часа работал на улице, и после этого у меня было 5 тренировок. И так каждый день.

Через полгода я чуть не сломался. Я сидел на улице и разговаривал по телефону с алматинским тренером, сказал ему, что мне уже не нужен дан и пояс. Габриэль сенсей как будто почувствовал мое состояние и первый раз за все это время подошел, чтобы поговорить со мной. Он рассказал мне свою историю.

Когда ему было чуть за 20, он поехал в Японию учиться айкидо, и 5 лет жил в коробке возле Хомбу додзё (центр основания айкидо). В то время айкидо обучали внук и сын Морихей Уесиба (отец айкидо). Они очень выборочно относились к своим ученикам и брали их только по рекомендации. Габриэль сенсей поехал туда без письма, с простым намерением учиться. Обучение в Хомбу додзё стоит больших денег, и у Габриэля хватало денег только чтобы ходить на тренировки, поэтому 5 лет он спал в коробке из-под телевизора. Два месяца он мыл туалеты, затем его «повысили», и он стал стирать кимоно, убирать посуду. На тренировки его пустили не сразу, только спустя некоторое время. Выполняя всю работу, Габриэль продолжал платить за обучение. 

- Чтобы чему-то тебя научить, я должен вылить твой стакан, и только после этого могу влить в тебя свои знания. Самое страшное, что мне в тебе не понравилось, - это гордыня и самоуверенность, - сказал он.

После этой беседы я подумал, что не все потеряно, и, наверное, тренер теперь смягчится. Но через несколько дней в додзё забилась канализация. И поскольку этот городок стоит поодаль, наша канализация была отделена от городской. Нужно было лезть в яму, в которой была труба, она забилась и нужно было поменять в ней фильтр. Сенсей приходит утром, дает мне водолазный костюм и говорит: «Ты должен нырнуть туда и почистить трубу». Я думал, что там обычная вода, открываю люк, а там все стоки из ванн и туалетов. Сказал «Я не буду это делать, сенсей», на что он мне ответил: «Забирай вещи и уходи».

Я стоял возле этого люка около получаса, смотрю, ученики проходят на тренировку и ухмыляются. Через полчаса подходит сенсей и говорит: «Я понял, что ты не будешь чистить трубу. Я сейчас подпишу тебе все твои документы, собирай вещи и уезжай домой». Я подумал, что через такое прошел, столько вытерпел и сейчас будет обидно сломаться. Надел водолазный костюм и нырнул… отмывался потом два дня.

Я уже думал все, хуже этого не может быть ничего, я чувствовал себя полным нулем. Ну, думал, все, хуже этого он уже точно не придумает! Я уже распилил все деревья на дрова, пропахал весь огород, поменял фильтры в канализации, я сделал все, что было возможно. Но Габриэль сенсей приезжает и дает мне новое задание:

- Ты знаешь, что у нас в додзё своя канализация?

- Да, сенсей.

- Трубы заржавели. Тебе нужно продолбить асфальт, раскопать землю, заменить трубы, закопать их и закатать асфальт, - говорит.

- Но я же не умею этого делать!

Он принес мне инструменты и сказал: «Делай!». Я один менял трубы, и у меня ушло на это около полугода. Приезжали и другие ученики, но их он не грузил как меня, им он поручал покрасить стены, следить за порядком и так далее. Мне отдавал самую грязную и тяжелую работу. Оглядываясь сейчас, я думаю, потому что он хотел убавить мою спесь, я же был самым лучшим в Алмате, а ему не нужны были «лучшие», ему нужны были ученики и последователи.

С асфальтом я провозился полгода. Думал, что это заключительное сложное задание. Но сенсей позвал меня в зал, площадь которого около 500 м2, и сказал, чтобы я полностью отшкурил и побелил в нем стены. Но к этому времени для меня любая работа уже не казалась трудной, я привык к таким нагрузкам и постоянной занятости.

И только спустя год моего труда в додзё и работы над собой я получил награду – я стал учидеши. Учидеши – это личный ученик сенсея, который живет в додзё и сопровождает своего учителя на всех мероприятиях. За последние полгода, когда я жил Страсбурге, я ездил по чемпионатам мира, повидал мастеров мировой величины, будучи личным учеником Габриэль сенсея. Во время поездок у нас было много времени на общение, и сенсей научил меня многим вещам, философии жизни, философии айкидо.

Айкидо – это все, чем ты занимаешься. То, как ты ешь или пьешь чай, это и есть айкидо. Когда ты ешь, ты должен есть, когда ты тренируешься, ты должен тренироваться, когда ты дышишь, ты должен дышать. Состояние быть здесь и сейчас – это и есть айкидо.

Это был неоценимый опыт, через который я прошел, и благодарен судьбе, что получил эти уроки от самого мастера.

Айнур Еспенова

Поделиться: