Как вы видите, я родилась не совсем обычным ребенком, - начала свой рассказ Мадина. – У меня есть два старших брата и сестренка. После двух мальчиков меня очень ждали. Несмотря на мое отличие от других, моя семья никогда не давала мне чувствовать, что я в чем-то хуже или слабее. Родители занимались моим здоровьем, развитием физическим и интеллектуальным. Я принимала традиционную и нетрадиционную медицину. Но мой диагноз неизлечим. Нужно просто корректировать и жить с этим. Конечно, я хотела учиться. Было много сложностей. Ребенком я этого не понимала. Не осознавала, что отличаюсь от окружающих. Поэтому были обиды на детей и их родителей. Но мама и папа, их любовь не давали мне сломаться. Я училась на дому. По общей программе. Как и все сдавала ЕНТ. В период обучения у меня появился интерес к английскому языку. Дополнительно занималась курсами ЕШКО, в то время интернета еще не было. После окончания школы получила грант от акима Имангали Тасмагамбетова, и поступила в университет на факультет иностранных языков заочно по специальности – английский и турецкий. Я ездила в университет два раза в год на зимнюю и летнюю сессию. Когда я почувствовала, что неплохо освоила английский, стала подавать заявки на разные программы, начиная с Flex. Подавала два раза, но не проходила. Все равно не останавливалась. Искала программы для последних курсов бакалавриата и магистратуры. Потом подала на Маски - это магистратура в Америке. Не прошла на нее, и подала заявку на программу американского посольства Фулбрайт. На второй год после окончания университета получила грант по этой программе. Окончив университет и получив диплом, я искала работу через интернет. Ездила с мамой по специальным интернатам, где могла бы преподавать английский. Но меня не брали.

В силу здоровья?

В интернатах говорили, что у них нет часов. После полученных отказов я решила уехать учиться в Америку, потому что чувствовала пробелы в своих знаниях. А мои одногруппники уже работали, набирали опыт. Я в 2013 году по гранту уехала в Америку в магистратуру по специальности Education, «специальное образование для детей с нарушениями здоровья». Летом, 2014 года я вернулась. Снова стала искать работу и снова получала отказы. Подав на позицию в Британском совете, я особо не надеялась, но через 2 месяца мне позвонили и пригласили на интервью. Теперь я второй месяц работаю там.

Какие чувства вы испытываете сегодня, имея работу, и имея за спиной опыт большого количества отказов?

Отказы и закрытые двери закаляют характер человека, усиливают полезное упрямство. Иначе я бы не выучилась и не работала бы сегодня. Просто трудности закаляют. Делают нас увереннее. До Британского совета я занималась волонтерством, помогала детям с интерната с программой Flex. Два моих ученика прошли в третий тур этой программы и ждут результаты. Хочется, чтобы они не теряли надежды и тоже шли вперед.

Мадина, а что вам помогло, не смотря на трудности, добиваться результатов, заниматься личностным ростом?

Моя семья. Она дает мне силы жить каждый день. А теперь я понимаю, что таких как я – много. И нужно быть для них примером. Бывают моменты отчаяния, хочется опустить руки. Но я думаю о своих родителях. Поэтому я здесь и сейчас. Любовь – самая большая сила.

Мне кажется, что люди делятся на две категории. Те, кто ищут себе примеры, и те, кто хочет сам быть примером...

Для меня пример – мои родители, моя мама. После моего рождения она посвятила всю свою жизнь мне. Не работала, занималась только мной. Позже она стала развиваться своим личностным ростом. Совмещала семью и работу. Я не стремлюсь быть примером для кого-то. Хотя сейчас, познакомившись с моей историей, мне говорят, нужно быть общественным деятелем, вести инвалидов. Я была первая колясочница из Казахстана, которая обучилась по этой программе в Америке. До меня ездили на краткосрочные курсы. А я училась в магистратуре. Это не реклама себя. Просто я хочу мотивировать людей.

У меня есть убеждение, что у каждого человека, независимо от пола, статуса и менталитета, есть все ресурсы для развития и роста. А каких убеждений вы придерживаетесь?

Прожив почти 30 лет, я понимаю, что добрых и отзывчивых людей больше, чем злых и закрытых. Конечно, каждый человек – кладезь ресурсов, но окружающая среда влияет на него, и имея слабый характер, человек ломается. Я тоже пока не готова вести блог на Facebook. Работа отнимает много времени.

Открытость – большой стимул для других...

Для меня каждый день – эксперимент. По сравнению с несколькими годами назад, сегодня я более свободна физически и материально. Больше передвигаюсь и могу себя содержать. А вера в добрых людей (хотя часто встречаются люди, не идущие с тобой на контакт) все равно выводит тебя на открытых и сердечных. Когда я сотрудничала с благотворительным фондом, всегда говорила ребятам ставить перед собой цели. Маленькие ежедневные цели, которые приведут к большим задачам.

Мадина, что вы скажете здоровым людям, которые не верят в себя, занимаются самобичеванием?

Когда мне плохо, я думаю о тех ребятах, которым еще сложнее. У них жизненные ситуации намного хуже. Другим советую ценить свое здоровье, возможность говорить, видеть и развиваться. Ценить то, что имеем – правило № 1 в нашей семье. А инертные, неактивные люди – никому не интересны. У нас в стране есть негативное явление – с такими людьми как я, не всегда хотят иметь дело. Не смотрят образован ты или нет. В детстве я спрашивала свою сестренку: «Что ты чувствуешь, когда ходишь?» Я даже не представляла - как это. Не стройте лишних барьеров, цените людей вокруг вас.

 

Айнур YESpenova

фото из личного архива Мадины Карсакпаевой

Поделиться: